01:43 

Улица Робеспьера
ЛИИ ЛВЭФ. Застенчивый воин.
Название: Посторонним вход воспрещён
Автор: Улица Робеспьера
Размер: миди (6224 слова)
Пейринг/Персонажи: Иб, Гарри, Мэри, обитатели галереи
Рейтинг: G
Примечание: персонажи из компьютерной игры "Иб"; 1 год после основных событий
От автора:
1) написано по мотивам эндинга "Добро пожаловать в мир Гуэртены";
2) Названия картин могут не совпадать с русской версией: автор переводил с английской;
3) Названия картин "???" (слова, которые не знает Иб) также авторские.

"Эй, куда ты? Вернись!"
Иб хмурится. Даже не оборачиваясь, она знает, что за ней следит неизвестно откуда взявшаяся синяя кукла.
Куклы не умеют говорить, но их мысли вьются вокруг, звенят в ушах как комары - тоненькими, противными голосами. И не отмахнёшься ведь.
"Эй, погоди!
Найти место, где можно побыть наедине с собой, в галерее нелегко. Картины висят почти на каждом шагу, их углу обзора позавидует любая камера видеонаблюдения. Обитатели галереи почти никогда не оставляют Иб одну: видимо, боятся, что она, ребёнок, сообразительный не по годам, отыщет-таки лазейку в свой мир.
Конечно, они искренне стараются, чтобы девочка не чувствовала себя одиноко. Мэри предоставила Иб отдельную комнату - ту самую, с диваном и картиной, на которой нарисованы её родители. Иногда появляется Фальшивая мама. Гладит по волосам, спрашивает, как дела. Иб ничего не отвечает, а протянув руку, снова и снова нащупывает холодный пластик манекена.
Она привыкла молчать: картины "Навострённое Ухо" и "Ябеда" доносят Мэри все её слова. Порой кажется, что они даже читают мысли.
Пройдя чуть дальше по коридору, девочка натыкается на разбросанные повсюду цветные мелки. Гарри, высунув от усердия язык, рисует в альбоме очередного кролика. Иб уже не пытается растормошить его, оторвать от этого безумного, поглощающего занятия. Кроликами заполнены все страницы альбома, и это уже сотый, если не тысячный по счёту альбом. Парень рисует красиво, как настоящий художник, но у Иб от его рисунков мурашки по коже. Гарри в восторге - в том восторге сумасшедшего, который заслоняет любые доводы разума. Он бегает от картины к картине, показывает им странных красноглазых существ с длинными ушами и взахлёб рассказывает о них. Он придумывает кроликам имена и истории, одевает их в разноцветные наряды, пишет Великую Кроличью Летопись: кроличьи свадьбы, кроличьи гуляния, кроличьи радости и праздники...
Иб по-прежнему снятся кошмары, но на этот раз некому укрыть её плащом и сказать, что всё будет хорошо.
На десятый день рождения Иб достаётся целый торт со свечками. Мэри сияет от гордости - сама рисовала! - и обижается, когда подруга, ничего не ответив, уходит.
Время в галерее застыло. "Счастливая невеста" и "Счастливый жених" так и не поженились. Красные манекены продолжают бесцельно бродить по лабиринту. Иб всегда будет девять лет.
Больше всего она ненавидит себя за то минутное отчаяние, которое настигло её в комнате с куклами. Что ей стоило взять себя в руки? Гарри был к ней так добр, всегда находил нужные слова, чтобы подбодрить и утешить. С ним она чувствовала, что какие бы ужасы ни ждали их впереди, они найдут силы справиться и в конце концов отыщут выход из этого мрачного места.
Только увидев своего друга и защитника в этой ужасной комнате, разговаривающего с глиняной фигуркой кролика так, словно бы это был настоящий живой собеседник, а не бессловесная игрушка, Иб поняла, как сильно устала.
Если Гарри - сильный, добрый, неунывающий Гарри - превратился в простодушного ребёнка, то как быть дальше? Как справиться с этим самой?..
- А, вот ты где, - голос Мэри заставляет Иб вздрогнуть. - Опять сидишь тут одна?
Иб оглядывается. В раздумьях она и не заметила, как дошла до Альбома. Длинная лестница, ведущая к нему, словно висит в воздухе - как раз подходящее место для того, кто подвешен в пустоте.
- Ну пойдём, что здесь делать? - неуверенно тянет Мэри. - Мне скучно!
Она не понимает и злится. В своих мечтах Мэри представляла совсем другое. Не такую девочку-буку, которая отказывается от весёлых игр и даже не разговаривает.
Первое время Иб долгие часы проводила у картины "Новый мир": изучала каждый сантиметр, прикасалась к изображённым на ней абстрактным фигурам, зажмуривала глаза, чтобы, открыв их, увидеть всё ту же масляную краску на холсте. Мэри злилась и в конце концов запретила Иб приходить туда.
Спустя пару дней девочке удалось оторваться от своих надзирателей и незаметно прошмыгнуть на первый этаж. К своему удивлению, вместо привычной картины она обнаружила на стене только длинное потемневшее пятно-прямоугольник и замазанную жёлтой краской табличку с названием.
- Я сказала манекенам, чтобы её унесли, - услышала Иб знакомый голос. - Незачем тебе сюда больше приходить. Мы ведь обещали друг другу, что всегда будем вместе, помнишь?
Иб не сразу поняла, какую ошибку совершила, позволив отчаянию завладеть своим разумом. Сначала она удивлялась тому, то не хочет есть, потом тому, что не растёт, а после вообще потеряла счёт времени. В галерее время никого не волновало: в запасе у них была целая вечность.
Мэри сразу поставила условие: выйти из галереи могут только она и Иб вдвоём. Иб догадывалась, что дело не в капризе золотоволосой девочки: галерея придерживалась своих собственных неведомых законов и требовала равновесия. Если двое вошли, значит, двое и выйдут. Но бросить здесь Гарри, тем более, в таком состоянии, казалось ей преступлением.
- Ну и сиди тут, - в сердцах бросает Мэри. - Ты ничем не отличаешься от моих кукол! С тобой совсем неинтересно! - сердито развернувшись и чуть не столкнув Иб с лестницы, она уходит, громко топая каблучками.

***
Иб прячется в недрах Альбома. Он ей нравится: здесь нет картин, а значит, она недосягаема для Мэри. Девочка в который раз обдумывает возможные варианты побега. Она не уверена, есть ли у неё в галерее союзники, и на всякий случай ни на кого не надеется.
Мама говорила, что нужно "мыслить логически". Пожалуй, для начала надо решить, чего не хватает сильнее всего...
Розы. В этом странном мире они - вся жизнь, и от них зависит будущее. Обе розы - красную Иб и синюю Гарри - забрала Мэри. Она благосклонно позволила поставить цветы в голубую вазу, восполнив здоровье, но после этого их никто не видел.
Или всё же видел?..
Поразмыслив, Иб отправляется в зелёную комнату. Долго ждать не приходится: спустя несколько минут к ней приближается маленькая чёрная точка.
- Здравствуй, - тихо говорит девочка. - Можно у тебя кое-что спросить?
Муравей медлит, затем заползает к ней на руку. Вместе они находят укромное местечко, где их никто не увидит и не услышит.
- Скажи, ты можешь мне помочь? Девочка в зелёном платье... Мэри, - Иб переходит на шёпот. - Она забрала наши розы - мою и того высокого парня в плаще. Красную и синюю. Мне очень нужно их вернуть...
Муравей внимательно слушает, не перебивая.
- Мне кажется, они должны быть в какой-то комнате, которая заперта или просто хорошо охраняется. Чтобы мне не пройти. Ты мог бы попробовать поискать их?
Точка начинает задумчиво ходить по рукаву блузки туда-сюда.
- Этот человек в зелёном мне не нравится, - отвечает муравей. - Её манекены топчут моих сородичей ногами, а она сама постоянно говорит, что мы портим экспонаты и от нас надо избавиться. Я бы помог тебе... - он медлит. - Но я помню, как ты поступила с моей картиной!
- Прости... - шепчет Иб. - У меня не было другого выбора...
- Выбор есть всегда, - назидательно говорит ей точка. - Что тебе стоило снять со стены другую картину? Паука, например? Или божью коровку? Божьих коровок тут нет, никто бы тебе и слова не сказал...
Иб совсем поникает и старается не смотреть на муравья.
- Если бы кто-нибудь мог нарисовать новую картину, я бы перестал сердиться на тебя...
Девочка уже готова расплакаться от огорчения, но внезапно её осеняет:
- Ой! Я знаю, кто может нарисовать! Не уходи далеко, я скоро вернусь! - с этими словами она помогает муравью слезть на пол и убегает.

***
Гарри сидит в своём излюбленном месте - в зале с четырнадцатью картинами-девушками. Впрочем, на их роковую, мистическую красоту он не обращает ровно никакого внимания: ему нужны слушатели. Судя по вдохновенным жестам и множеству листов бумаги вокруг, парень снова рассказывает очередную историю из летописи. Девушки едва заметно зевают, прикрывая веерами пухлые, накрашенные яркой помадой губки.
Иб отмечает про себя, что кукол поблизости нет. Мэри, понаблюдав некоторое время за "кроличьими историями", сочла молодого человека достаточно безобидным и перестала за ним следить.
- ...и тогда Лорд Снежок встал и крикнул во всё горло: "Я не боюсь тебя, кровожадный дракон!" И он выхватил свой сокрушающий меч...
- Гарри!
- ... и пронзил дракона насквозь!..
- Гарри, послушай...
- ... и когда тот пал бездыханным, то весь город...
- Ну Гарри, пожалуйста!
- ...пробудился от заколдованного сна! О, Иб, здравствуй. Присаживайся, я как раз рассказываю этим милым дамам о похождениях Великого Лорда Снежка!
"Милые дамы" смотрят на девочку убийственными взглядами.
- Гарри, можно тебя на пять минут? Хочу тебя попросить кое о чём.
Парень неохотно соглашается выйти.
- Можешь нарисовать мне муравья? Только большого!
- Зачем тебе муравей? Давай я лучше нарисую тебе кролика?
- Нет, Гарри, пожалуйста, мне нужен именно муравей...
- Фу, муравьи, кому нужны муравьи? Они маленькие, мерзкие и их нельзя даже погладить. Вот кролики мягкие, пушистые - просто чудо какая прелесть! У них такая шелковистая шёрстка, и прелестные красные глазки, и замечательные круглые хвос... ну... ну ладно, если ты настаиваешь...
Первые два рисунка приходится выбросить: когда Иб на секунду отвернулась, Гарри приделал муравью огромные кроличьи уши. Второй лист украшает пара красных глаз. Наконец, рисунок готов, и окрылённая Иб бежит обратно.
- Спасибо тебе, - муравей выглядит растроганным до глубины души. - Эта картина даже лучше той, первой! Я помогу, как и обещал. Мы с моими сородичами попробуем найти ваши розы.

***
Мэри сидит в своей комнате и дуется. Глупая девчонка эта Иб. Никакого толку от неё. Мэри старается от всей души: веселит её, скачет вокруг, разве что клоунский нос ещё не нацепила.
А эта зануда только сидит себе в углу и молчит. Скучно.
Неужели все девочки из реального мира такие? Но разве книги врут?
Мэри снова берёт свою любимую книгу - "Как завести друзей". Она честно прочитала её от корки до корки несколько раз, но так и не поняла, что делает неправильно. На ярких картинках девочки держатся за руки, смеются, играют в классики и мячик, делают друг другу красивые бусы, вместе читают, вместе рисуют, вместе... всё вместе. И кажется, они счастливы.
Вместо этого Мэри сидит одна в комнате. Что же изменилось, в таком случае?
Девочка раздражённо швыряет книгу в дальний угол.
Надоело. Пускай Иб гуляет себе одна, если так хочет. Мэри найдёт себе кого-нибудь ещё. Получше.
Она сумрачно вздыхает и оглядывает комнату.
По крайней мере, сюда они точно не доберутся. Вход в комнату охраняют густые заросли с колючками. Здесь все тайны Мэри в безопасности.
Иб уже знает, что Мэри - не человек: она сама сказала ей об этом, объясняя, почему девочка никогда больше не выйдет из галереи.
Но портрет по-прежнему надёжно спрятан, и на душе у неё спокойно.
Надо бы потолковать с Дамой в красном. И с куклами. Обсудить текущие дела и возможные перемены...
Мэри выходит из комнаты. Кусты, ломящиеся от благоухающих жёлтых цветов, выпускают её и снова смыкаются за ней сплошной стеной.

***
Иб нервничает. Ожидание выматывает, заставляет ходить туда-сюда и даже грызть ногти: плохая привычка, от которой маме пока не удалось её отучить. Чтобы отвлечься, она идёт в красную библиотеку. За год Иб перечитала столько книг, сколько не читала, кажется, за всю свою жизнь. Мэри это тоже раздражало, но она не могла ничего поделать: пришлось бы тогда закрыть девочке доступ едва ли не в половину всех комнат.
Гарри рисует, Иб читает, Мэри злится. Каждый нашёл занятие себе по душе.
Только вот долго ли продлится эта "идиллия"?..
Внимание Иб привлекает странный шелестящий шум.
Вдоль стены словно разливается какая-то чёрная жидкость, перекатывается, постоянно меняя форму. Иб в испуге отступает и уже готова бежать, но внезапно замечает в этой жидкости два цветка. Розы!
Муравьи рассыпаются и исчезают буквально за мгновение - заползают в щели, под шкафы, прячутся между книгами. Одна точка останавливается у ног Иб.
- Спасибо! - девочка не верит своим глазам.
- Пожалуйста, но вам бы стоит поторопиться. Мы стащили эти цветы, когда человека в зелёном не было, но не знаем, когда она обнаружит пропажу.
- Мы пойдём к выходу прямо сейчас! Ой...
- Что такое?
- Я только что вспомнила... Мэри же убрала ту картину, через которую можно попасть в наш мир... Вы не видели её где-нибудь? Большая, красочная картина, "Новый мир"?
- Кажется, нет, - муравей озадачен. - Может быть, Тот-кто-любит-прятки знает?
- Кто это?
- Такой странный человек - нарисованный на стене. Он очень любит играть в прятки и загадывать загадки. Он всё знает!
Иб припоминает человечка, заставившего её искать его изображение в комнате со множеством занавешенных картин.
- Не думала, что он такой умный, - говорит она неуверенно.
- Не умный. Просто очень любопытный. Иногда любопытство играет с ним дурную шутку... Ну, мне пора, - муравей заползает в щель в полу. - Удачи тебе.

***
Иб находит своего друга в том же зале и с трудом утаскивает его в недосягаемое для ушей кукол и картин место. Парень берёт с собой альбом для рисования, продолжая прямо на ходу чиркать свои наброски.
- Гарри, смотри что у меня есть! - она протягивает ему синюю розу. - Пойдём, Гарри! Мы можем выбраться отсюда!
- Куда выбраться?
- Вернуться в наш мир!
- В наш... - Гарри надолго задумывается. - В такой же, как этот?
- Почти такой же... Гарри, пойдём скорее, пожалуйста!
- А кролики там будут?
- Да, там будет много-много кроликов!
Гарри тут же оживляется.
- А каких?
- Самых разных! Белых, розовых, жёлтых, синих! Пушистых и мягких!
- Тогда бежим скорее, что же мы стоим? - Гарри хватает Иб за руку и уверенно тащит за собой по коридору.
- Погоди! Нам надо сначала в другое место! - Иб тянет его назад. Добравшись до кошачьего коридора, они поворачивают направо.
Человечка на привычном месте нет. Девочка зовёт его, даже решается отдёрнуть пару занавесок - оказавшись в полной темноте, она быстро бросает это занятие и выходит.
- Что же нам теперь делать? Он может быть где угодно...
Издалека раздаются странные звуки. Гарри с интересом заглядывает в коридор, и лицо его озаряется радостью, словно он встретил старых знакомых.
- О, привет, друзья! Мы тут ищем кое-кого - вы не видели случа... ай!
Иб изо всех сил щипает его за локоть. Ещё не хватало, чтобы он проболтался неизвестно кому... кому, кстати?
Из противоположного коридора появляются несколько манекенов. Во главе у них манекен в красном коротком платье - тот самый, который первым набросился на Иб, когда она попала в галерею.
- Что ты щипаешься? - дуется Гарри. - Может, они видели его...ой!
- Гарри... - Иб начинает отступать. Манекены приближаются к ним, не сбавляя шага, как солдаты на марше. - Гарри... Бежим!
- Зачем? Они разве опасны? А! Я понял! Это игра такая! - Гарри весело смеётся. - Тогда побежали скорее, Иб! Я первый, не догонишь, не догонишь!
Они бросаются к выходу из кошачьего коридора. Манекены срываются, несутся за ними рысью, толкаются в узком проёме. Взгляд Иб падает на вход - пропустив Гарри вперёд, она на бегу протягивает руку и вырывает из выемки ключ-рыбу. Прямо за ней стены начинают смыкаться; нестройный хор мяукающих голосов сливается с утробным рычанием манекенов, а затем раздаётся неприятный треск и хруст ломающегося пластика. Иб вылетает из коридора, врезается в тяжело дышащего Гарри, и оба они падают на пол.
- Ух... ты... Давно... я так... не веселился! - выдыхает Гарри. - Иб, ты цела?
- Кажется, да, - девочка потирает ушибленную при падении коленку.
- Хорошо, что я мягкий! - Гарри встаёт и отряхивается. - Если бы ты упала не на меня, то наверняка что-нибудь повредила бы!
Иб ничего не отвечает. Гораздо больше её интересует, что только что нашло на манекенов. Она уже отвыкла от такого - бежать сломя голову, спотыкаясь и падая, ощущая, как воздух позади тебя плавится от ненависти.
Может быть, Мэри уже обнаружила пропажу роз? Нельзя недооценивать её шпионскую сеть: картины знают всё или почти всё. А если так, то нужно торопиться.
- Гарри, пойдём. Нам нужно найти большую картину, "Новый мир", помнишь? Когда мы её найдём, мы сможем вернуться домой...

***
Девочка с золотыми волосами в ярости сжимает кулачки: обнаруженная пропажа поднимает целую бурю эмоций у неё в груди. Сейчас она больше похожа на фурию, чем на милого ангелочка.
Коробка карандашей, которую Мэри держала в руках, летит в сторону.
Сидевшая в углу синяя кукла испуганно вскакивает и, неуклюже переваливаясь с боку на бок, выкатывается из комнаты.
- Беги, - злобно бросает девочка ей вдогонку. И вдруг улыбается сама себе. - Беги, Иб... Мы с тобой всё-таки поиграем... в догонялки.

***
Иб окончательно понимает, что война объявлена, когда раз за разом встречает на пути абсолютно пустые вазы. Картина "Вечное благословение" разбита на множество осколков, как и голубая ваза, столько раз спасавшая их раньше. В поисках воды Иб доходит до комнаты, в которой обнаружила когда-то лепестки розы Гарри на полу. Воды нет и там.
Гарри снова воспринимает это как игру: старательно ищет вазы, заглядывает под столы и зачем-то в книжные полки, порхает здесь и там, порывается расспрашивать встречающиеся картины. Иб умоляет его вести себя потише. Она думает, что может быть, так лучше для его психики, но ей ужасно не хватает того, старого Гарри.
Она заходит в маленькую комнатку, где пряталась Дама в Синем с розой Гарри. В углу никого нет, только стул стоит на прежнем месте. Напротив входа всё так же красуется непонятное сооружение из старых тряпок.
- "Смерть под материей", - читает Гарри. - Я бы тоже умер от стыда, если бы мне пришлось надевать такие мерзкие тряпки на себя! Пойдём, Иб, здесь мы тоже ничего не найдём.
Уже коснувшись дверной ручки, Иб краем глаза замечает какое-то шевеление под тканью. А через секунду у неё на шее с верещанием повисает синяя кукла.
Внезапный ужас придаёт девочке сил, и она отрывает от себя куклу, швырнув её об стену. В голове раздаётся: "БОЛЬНО!", а из-под ткани уже лезут всё новые и новые куклы.
Гарри вытаскивает девочку за руку и судорожно захлопывает дверь. Десятки маленьких кулачков глухо стучат в неё, а потом и в окно: стекло изнутри взрывается, и целая лавина синих тряпочных фигурок с красными хищно горящими глазами вываливается на пол.
"Поиграем?", "Поиграем?", "Поиграем, Иб!"
Гарри и Иб бросаются бежать; под ногами хрупают осколки "Вечного благословения", и Иб становится по-настоящему страшно.
Писклявые голоса кукол в голове становятся всё отчётливее, верещат: "Не уйдёшь! Не уйдёшь!" и сливаются в один непрекращающийся, немыслимо громкий звон.
Иб закрывает ладонями уши и с трудом подавляет желание ещё зажмуриться в придачу. Если она сейчас повернётся, то, наверное, это будет невыносимо жутко...
Едва слышный свист раздаётся в воздухе, Гарри у неё за спиной вскрикивает и падает на землю. Иб всё-таки оборачивается и видит, что мастихин, метко запущенный одной из кукол, разрезал парню штанину и оставил глубокий порез. Такими же мастихинами вооружена ещё добрая половина преследователей. Девочка сжимает зубы, бросаясь на помощь Гарри; вместе они добегают до красной двери и видят, что перед ней стоит манекен. Парень даже не отодвигает его, а сбивает на пол с разбегу; манекен опрокидывается и разлетается на несколько частей. Гарри и Иб закрывают дверь прямо перед носом у кукол, зная, что это задержит их максимум секунд на десять.
- Нужно спрятаться! - кричит ему Иб. - Нет, здесь нас найдут... Сюда! - девочка тащит его за руку и подводит к дверце, едва заметной на фоне стены. Секретный проход, где она нашла когда-то красный шар - змеиный глаз. Дверь закрывается, и оба остаются в тесном полумраке.
Они ждут, напряжённо вслушиваясь. Куклы, наконец, справились со входной дверью и теперь рыщут по коридорам, пытаясь отыскать их. Некоторые проходят практически вплотную к их убежищу, но никому не приходит в голову, что серые камни хранят какой-то секрет. Наконец, дробный топоток тряпичных ножек стихает, и снова воцаряется тишина.
- Ну что ж, нельзя было надеяться, что гостеприимство этого места безгранично, - едко замечает Гарри. - Придётся надеяться только на наши внутренние ресурсы...
Иб поворачивается к нему. На первый взгляд, её друг всё тот же, но при этом она замечает кое-что новое: Гарри смотрит на неё совершенно осмысленным взглядом, полным тревоги.
- Гарри?..
- Прости меня, Иб, - он виновато улыбается. - Я расклеился и стал таким слабаком... Нельзя было так делать, нельзя было оставлять тебя совсем одну! Я всё это время жил в каком-то тумане... Почти забыл, кто я на самом деле. Я не брошу тебя, мы дойдём до самого конца! Ч-чёрт... - он шипит и зажмуривается от боли. - Давай выйдем из этого каменного мешка, Иб.
Девочка помогает ему выбраться из тесной комнатки.
Доковыляв до стены, он шумно опускается на пол.
Гарри бледен и дышит тяжело, со свистом втягивая воздух. Его правая штанина начиная от колена вся в красных пятнах.
- Очень больно?.. - Иб хочется плакать. Ей жалко Гарри и хочется чем-то помочь, но что обычно делают в таких ситуациях?
Мысли логически. Сначала надо остановить кровь.
- Возьми, вот, - она достаёт из кармана свой носовой платок. Его явно не хватит для такой глубокой раны, но больше у Иб ничего нет. Она задирает штанину, стараясь не упасть в обморок от вида крови, и аккуратно перевязывает порез.
- Спасибо, - свистящим шёпотом выдыхает Гарри. - Мне уже гораздо лучше, правда. - Он слабо улыбается. - Плохо, что тебе приходится это всё видеть.
- Я справлюсь, - тихо отвечает Иб. - Гарри... мне очень жаль, что я тогда... не смогла идти дальше... - она закрывает лицо руками и всхлипывает.
- Эй, - Гарри обнимает её. - Не извиняйся. Ты очень сильная и смелая. Я горжусь, что у меня есть такой друг, как ты!
Иб незаметно вытирает слёзы рукавом.
- Мы уже очень далеко добрались. Давай поднажмём ещё чуть-чуть? Я уверен, выход не так далеко, как кажется. И... Иб, возьми пока мою розу к себе. Думаю, у тебя она будет в безопасности. - Гарри снова опирается на неё, и девочка берёт синюю розу у него из рук. - Пойдём...
Кукол больше не слышно, да и вообще вся галерея погрузилась в звенящую тишину. Иб уверена, что это лишь временное затишье, но что-то подталкивает её и требует ни в коем случае не останавливаться.
Я должна быть сильной ради Гарри, говорит она сама себе. Когда-то он помогал мне, а теперь пришла моя очередь помогать ему.
Она покрепче ухватывается за его руку и повторяет эхом: "Пойдём".
На стене висит знакомая синяя морда и болтает высунутым языком.
- Пропусти нас, пожалуйста... - Ей кажется, или Гарри стал ощутимо тяжелее?..
- Твой букет был вкусным... эхехехе... нет ли у тебя ещё цветочка?..
- Нету... - тихо отвечает Иб.
- Врёшь... дай... дай мне цветок... хехехехехе...
Иб смотрит на розы, которые держит в руках.
Отдай ему синюю розу, хехехе...
Девочка мотает головой. Нельзя даже допускать такой мысли. Должен быть выход.
- Гарри, - шепчет она. - Ты сможешь удержать карандаш? - Она смотрит на землисто-бледного парня, которого трясёт мелкой дрожью. - Пожалуйста, Гарри, без этого мы не пройдём дальше...
Она помогает ему перевернуть чистую страницу, и Гарри криво, наспех рисует в альбоме букет цветов.
- Цветы... это вкусно... хехехехее... дай, дай, скорее... - и морда, облизнувшись от нетерпения, заглатывает альбомный лист. - Странный вкус... хехеехе... никогда такого не пробовал... ну хорошо, я пропущу вас...
Морда ухмыляется напоследок и превращается в дверь.
Им удаётся какое-то время оставаться незамеченными. Гарри изо всех сил старается идти сам, но Иб чувствует, насколько ему это тяжело.
На одной из стен их ожидает неприятная находка - картина, на которой изображён повешенный Гарри и рядом с ним - повешенная Иб. У обоих мертвенно-бледные лица и закрытые глаза, одежда Гарри залита кровью.
- Не смотри туда, Иб, - зло выдыхает Гарри, морщась от боли. - Это она специально нас пугает... чтобы мы сдались... Чёрт!
Ноги у него подкашиваются, и он падает на пол, издав глухой стон. Иб в изнеможении опускается рядом с ним.
- Знаешь, что самое смешное? Что я с детства мечтал стать художником, - Гарри слабо улыбается. - Поступил даже в Академию искусств в этом году. Не думал, что моя любовь к живописи обернётся именно так...
Девочка молчит. Она догадывается, какая фраза будет следующей, и совершенно не хочет её слышать.
- Иб... иди дальше одна. Я... я тебя догоню попозже. Мне... нужно отдохнуть... хотя бы немного... - он закрывает глаза.
Иб прижимается к нему и тоже закрывает глаза. Нет никакого желания двигаться: у неё всё болит, в мыслях сплошной туман, она так устала... Скоро всё это закончится. Когда их розы окажутся в руках у Мэри и её кукол, больше ни о чём не надо будет волноваться, всё закончится...
- Прости, Гарри, - шепчет она еле слышно.
- Ой, ой, как же так. Пропустил всё самое интересное. Не может быть! Что же, что же тут происходит?
Иб с огромным трудом разлепляет веки. Ей не сразу удаётся понять, спит она или бодрствует. Она щипает себя за руку, и целый миллион осколков хором впивается в её тело. Не спит, значит.
Она сидит, привалившись под бок к Гарри, но бормотание доносится откуда-то сверху.
- Как же любопытно! Что же, что же тут такое? Сидят один и ещё один, маленький и большой, живой и... эй! Я ведь тебя видел. Мы с тобой славно поиграли в прятки!
Иб наконец замечает его - странного красноглазого человечка, нарисованного углём прямо на стене. Кажется, он совсем не нуждается в раме, как остальные картины.
- Это... это ты - "Тот-кто-любит-прятки"?.. - спрашивает она еле слышно - хрипловатым, каким-то чужим голосом.
- Меня называют по-разному, это одно из моих многочисленных имён, - человечек приосанивается. - Я очень многогранная личность!
- Скажи... мне говорили, ты всё знаешь...
- Разумеется!
- Ты видел где-нибудь картину "Новый мир"? Большую, яркую, которая висела на первом этаже?
- Может, видел, а может, и нет, - человечек проходится по стене "колесом". - А тебе зачем?
- Я... я хочу её увидеть, - каждое слово даётся Иб с трудом. Почему она всё ещё жива?..
- Разгадай мою загадку - и может быть, я скажу тебе ответ!
- Нет. Давай лучше ты разгадаешь мою. И если ты не отгадаешь, ты отведёшь меня к этой картине.
- Ого! Это что-то новенькое. Мне ещё никто не загадывал загадки, это любопытно, очень любопытно!
- Хорошо. - Иб медлит, прикрыв глаза. - Что я потеряла сегодня?
- О-о-о, - человечек нехорошо улыбается. - Да это элементарно. Ты потеряла друга!
- Ещё нет. - Слабое, едва ощутимое биение пульса Гарри связывает Иб нитью надежды. Она покрепче ухватывается за его руку.
- Тогда... свободу?
- Свободу я потеряла давным-давно.
- Веру в себя, хо-хо-хо!
- Ошибаешься.
- Здоровье? Силы? Здравый ум? - человечек ощутимо нервничает.
- Всё не то.
Человечек начинает злобно мерить шагами стену и выкрикивать всё новые и новые варианты. Свою розу! Розу Гарри! Что-то, что лежит у тебя в кармане! Совесть ты потеряла! Как - неправильно?!
Иб усмехается.
- Любопытно... слишком любопытно, - ноет и приплясывает на стене человечек. - Ну хорошо. Я отведу тебя к картине. Так что же ты потеряла?
Вместо ответа Иб подносит руку ко рту и выплёвывает молочный зуб.

***
Иб с трудом удаётся затащить Гарри в находящуюся неподалёку комнату. Она убеждается, что в комнате нет ничего, кроме пары шкафов - хотя бы относительная безопасность для парня.
- Побудь пока здесь... я что-нибудь придумаю и скоро вернусь, обещаю тебе. - Иб выходит из комнаты и следует за человечком. Тот молниеносно перемещается по любым плоским поверхностям, и девочке приходится прилагать много усилий, чтобы поспевать за ним.
Наконец, они оказываются в знакомом зале. Иб вздрагивает от воспоминаний. В одной из этих комнат девочка нашла Гарри, разговаривающего с невидимым собеседником.
- Сюда, - человечек указывает на комнатку левее.
Иб заходит в неё и почти сразу в ужасе вылетает оттуда.
- Газ! Там этот странный газ...
- Ну, я пошёл. Весёлого тебе времяпрепровождения.
- Эй, погоди! Разве ты не обещал мне помочь?
- Так я и помог. Уговор был какой? Что я отведу вас к картине. Смотри внимательнее, бестолковая.
Иб снова заглядывает туда. Действительно, "Новый мир" висит на противоположной стене, занимая её почти целиком. Мэри знала, куда прятать такую ценную вещь.
- А то, что я помогу тебе до этой картины дойти - так это мы не договаривались. Вот тебе очередная загадка! Любопытно, как ты с ней справишься, очень любопытно! Чао! - с этими словами человечек стремглав убегает и исчезает в раме одной из картин.
Иб нервно вдыхает воздух, пытаясь успокоиться. Теперь, когда она так близко... что же делать?
Она заглядывает в комнату, пытаясь рассмотреть её сквозь ядовито-розовое марево. Кроме картины посередине есть ещё маленький столик, на котором стоит ваза - очевидно, пустая. В глубине виден длинный шнур. Больше в комнате ничего нет.
Мысли у девочки путаются. Что бы сделал Гарри в такой ситуации? Надо было спросить его, что вообще произошло после того, как их разделило. Но он так был занят своими кроликами, что вряд ли бы ответил на все её вопросы...
Значит, надо справляться самой. Думай, Иб, думай.
Она прикидывает на глаз размеры комнаты. Небольшая, но вряд ли хватит задержать дыхание настолько, чтобы добежать до шнура.
Если бы в вазе была вода...
Иб вспоминает ливень, который начался в комнате после того, как Леди получила свой зонт. Может быть, дождь добрался и досюда? Но до той комнаты очень далеко...
Её взгляд падает на висящую позади картину. На ней вода - очень много воды, почти вся картина закрашена голубой краской. Посередине торчит леска с рыболовным крючком.
Рыбак, вспоминает девочка. Рыбак поймал им зонт - тогда они ещё не догадывались, откуда он его взял.
Сейчас крючок пуст. Вряд ли у рыбака есть ещё зонты, чтобы отдать девушке и устроить очередное наводнение. Но в этом странном месте действуют совершенно другие законы. Нарисованное становится настоящим. Может быть, удастся уговорить рыбака поделиться водой с картины?..
Иб тихо зовёт его. Сам рыбак, конечно, на стене не появляется, зато присылает надпись: "Чего тебе?"
- Скажи, ты не мог бы дать мне немного воды?..
"Я занят. У меня уже давно нет улова. Не мешай".
Иб задумывается.
- А что ты хочешь поймать?
"Глупая ты. Рыбу, конечно" .
Девочка осматривает все близлежащие комнаты. Никаких рыб поблизости не наблюдается. В одной на пьедесталах лежат шарики с разноцветными красками, в другой - множество шкафов. Комната, в которой она нашла Гарри, абсолютно чиста - ни кукол, ни кроликов. Зато она находит ещё одну вазу.
- Отлично. У меня целых две пустые вазы и ни капельки воды, - мрачно говорит Иб сама себе и садится на пол рядом с картиной.
Что-то острое при этом впивается ей в бок. Повозившись со складками юбки, она выуживает из кармана давно позабытый предмет - ключ в форме рыбы, который машинально сунула к себе, убегая от манекенов.
Иб уже даже не хочется задумываться, сработает это или нет. Она нацепляет ключ на крючок. Тот дёргается, будто бы в замешательстве, затем уплывает наверх. Проходит несколько минут томительного ожидания. Наконец, надпись на стене меняется: "Наконец-то! Мой улов сегодня хорош. Я дам тебе воды".
Иб подставляет к картине пустую вазу, и в неё льётся прозрачная жидкость.
- Спасибо! - говорит девочка, держа в руках впервые за долгое время реальный шанс на спасение.
Она храбро входит в ядовитое марево. Сразу становится трудно дышать, газ проникает в лёгкие и сжимает их тисками. Иб едва успевает дойти до пустой вазы и переливает часть воды в неё. В одну вазу она ставит синюю розу Гарри, в другую - свою, почувствовав почти моментальное облегчение. Воды в обеих вазах не остаётся, но сил у Иб хватает на то, чтобы дойти до шнура и дёрнуть за него, надеясь на чудо.
Газ постепенно исчезает. Иб вытирает пот со лба и устало прислоняется к стене.
Теперь нужно найти Гарри...
- Какая находчивая девочка. Сама догадалась или кто-нибудь подсказал?
Иб оборачивается, и сердце у неё уходит в пятки. В проёме стоит - нет, даже не на Мэри она сразу обращает внимание - огромное чудовище, похожее на многократно увеличенную синюю куклу, с немигающими красными глазами размером с тарелку каждый и зловещей широченной улыбкой.
- Знакомься, это Мамочка, - небрежно бросает Мэри. - А эти куклы - её дети. - золотоволосую девочку окружает несметное полчище кукол.
- Мы неплохо повеселились, Иб, - продолжает Мэри. - Видимо, с тобой можно только по-плохому. По-хорошему ты веселиться не умеешь. Ну что же, это я могу тебе устроить.
Иб оглядывается на "Новый мир". Картина остаётся картиной.
- Увы и ах, - голос Мэри звучит всё злораднее. - Галерея тебя никогда не выпустит, пока я этого не захочу!
- Ты здесь не хозяйка, - тихо отвечает Иб. - Ты всего лишь одна из картин!
- Я здесь - самая главная картина! - злобно говорит Мэри. - Все меня слушаются! Все делают, что я им скажу. Кроме тебя, непослушная девчонка! Ты с самого начала решила всё делать мне назло. Я хотела как лучше: пыталась тебя веселить, поднимать тебе настроение, придумывала разные игры, а ты только нос воротила!
- Я никогда не хотела здесь быть!
- Но ты всё же осталась. Когда я предложила тебе пойти вместе со мной и вместе жить в твоём мире, ты отказалась. Ты сама сделала свой выбор. Ты теперь тоже часть галереи, Иб!
- Нет! Я не хочу быть такой как они, - Иб указывает на кукол. - И меньше всего - такой как ты!
Мэри даже лишается дара речи от негодования.
- Да... да ты... я... Иб!
- Ты просто эгоистка!
- Я имею на это право! - взвизгивает Мэри. - Ты никогда не поймёшь, что это - всегда быть одной, не знать ни отца ни матери, не иметь ни одного друга и разговаривать с теми, кто никогда тебе не ответит!
- Может быть, я и нужна была тебе как друг, но Гарри! Он-то чем провинился?
- Гарри попал сюда случайно! И если бы он не вёл себя как дрянной невоспитанный мальчишка, мои куклы не проучили бы его! Его бы довели до выхода и отпустили с миром! Мне нужна была ты, а не он! Только ты, Иб! Гарри сам виноват, что здесь оказался!
- Гарри виноват в том, что защищал меня? Гарри виноват, что не дал меня в обиду и стал мне как старший брат, хотя ни разу до этого меня не видел?
- Он только мешался! Постоянно лез не в своё дело!
- Он спасал меня от тебя!
- Больше не спасёт, - улыбается Мэри. - Тебя надо проучить, Иб. Ты доставила мне слишком много хлопот за последнее время...
Иб вжимается в стену. Куклы смотрят на неё не мигая. Одна из них делает шаг вперёд...
- Иб! Иб, где ты?! - доносится из коридора знакомый голос. - А ну отойдите оттуда!!!
- Я здесь! - изо всех сил кричит Иб. Куклы отчего-то тушуются и начинают вести себя странно: они судорожно отбегают, будто увидели что-то очень страшное. В проёме образуется просвет, и девочка, наконец, видит Гарри - вполне здорового и невредимого. В руках у него альбом для рисования. В альбоме красуется огромная, хоть и нарисованная, но на вид вполне реалистичная зажигалка. Огонёк на листе весело пляшет туда-сюда.
Стены начинают покрываться тысячами надписей, отражая кукольные мысли: "Огонь!", "Нет!", "Бежим!", "Спасайтесь!"
- Отнимите у него альбом! - приказывает Мэри. - Он нарушает правила поведения в галерее! Он опасен!
Никто не решается подойти к Гарри. Парень идёт, вытянув альбом перед собой, как щит, и наступает, тесня кукол назад.
- Иб! Выходи оттуда! Иначе они запрут тебя в ловушку!
- Но Гарри, картина...
- Это фальшивка! Оглянись!
Иб оглядывается и видит вместо "Нового мира" красную морду, нахально болтающую языком.
- Беги оттуда! Настоящая картина висит там же, где и всегда! Нас обманули!
Иб выскальзывает из комнаты, и они вдвоём отступают к выходу. На самом пороге Гарри быстро наклоняется и чиркает по полу альбомом. Пол вспыхивает, будто облитый каким-то горючим материалом.
Куклы в ужасе разбегаются, ныряют в потайные щели, Мамочка уволакивает брыкающуюся Мэри.
- Бежим, пока они не опомнились! - Гарри хватает Иб за руку и тащит по коридорам в обратном направлении. Шум и суматоха где-то в отдалении указывают на то, что преследователям не до них: очевидно, обитатели галереи сейчас гораздо больше озабочены собственной безопасностью.
Они добегают до знакомого коридора. В нём темно, хоть глаз выколи, и только нарисованная зажигалка Гарри освещает небольшой пятачок вокруг них. Но из соседнего зала льётся гораздо более яркий свет...
Картина "Новый мир" висит на своём прежнем месте, и из неё доносятся смутные голоса, двигаются яркие фигуры. Мэри всё-таки соврала.
- Иб, это наш шанс, скорее! - Гарри добегает до картины и с разбегу запрыгивает в раму. - Давай руку, я тебя вытащу!
- Иб, остановись!!!
Вопль, который, наверное, слышали все обитатели галереи, пригвождает Иб к полу. Растрёпанная Мэри, с развязавшимся бантом и диким взглядом появляется словно из ниоткуда и подбегает к ней.
- Не смей! Я тебя не отпускаю!
- Не слушай её, Иб! Хватайся!
- Иб, останься со мной! Я больше не буду тебя трогать, я позволю тебе делать всё что ты хочешь, только останься!
- Иб, скорее! Или ты никогда больше не сможешь вернуться!
- Иб... Послушай... я бы... я бы никогда не убила тебя. Я испугалась... что вы уйдёте и опять оставите меня здесь... Иб, Гарри, не уходите! Я не хочу снова быть однаааа!
Что-то резко поднимает Иб в воздух: Гарри прижимает девочку к себе и решительно шагает в "Новый мир".

***
Иб просыпается и почти сразу чувствует, как у неё затекла рука. Медленно повернувшись и потерев ноющую мышцу, девочка встаёт и оглядывается.
В первый момент она думает, что у них ничего не получилось - так темно и пусто в этом помещении. Но потом девочка понимает, что галерея просто-напросто закрыта. Картины висят на своих местах, экспонаты никто не трогал, но все окна криво наспех заколочены, а на дверях висят замки. Сквозняк носит по полу страницу из какой-то книги. Иб поднимает её - истоптанную чьими-то сапогами.
"... играют в "любит-не любит", - гласит единственная различимая строка.
- Девочка, что ты здесь делаешь? Как ты сюда попала?
Иб оборачивается. На неё внимательно смотрит пожилая женщина, судя по всему, музейный работник.
- Я... гуляла. И случайно зашла сюда...
- Здесь был пожар, несколько залов полностью выгорели. Галерея закрыта на реставрацию, - сухо чеканит старушка.
И добавляет, когда Иб уже повернулась к выходу:
- Незачем тебе сюда больше приходить.

***
Молодой человек вдохновенно пишет, стоя у мольберта. Руки по локоть в краске, краска на лице и даже на волосах. Это его не смущает: он по уши в работе.
Он пишет детей.
На картине детская площадка, а на ней множество мальчиков и девочек лет восьми-девяти: они водят хороводы, играют в классики и мяч, спорят, мирятся, веселятся, и краски на этой картине всех цветов радуги.
Закончив, он долго думает, а затем снова берёт кисточку в руки и подписывает картину: "Г. Гуэртена".
Готовая картина занимает своё место на стене рядом с портретом золотоволосой девочки в зелёном платье.
"Теперь ты больше никогда не будешь одна".

URL
   

Бложек - ни головы, ни ножек

главная